Anna Hu. Свободна, чтобы творить

Пророк сказал:
«Существуют люди, видящие меня
в том же свете, в котором я вижу их.
Наши натуры являются одним»

Первую статью об Anna Hu я написала, посетив ее презентацию в 2016 году, проходившую в рамках Недели моды в Париже. Должна признаться, что трудно уловить все интонации и паузы во время первой встречи. И потому часто уже после беседы остается много вопросов, которые ты почему-то не задал. А еще бывает, что прежде чем встретишь художника, ты уже видел его творения на фото и, может быть, даже успел в них влюбиться. Так случилось со мной. Хотя я никогда прежде не видела вживую это колье, я уже по нему скучала. И вот мы снова на том же месте ровно через год. Я захожу в зал отеля Ritz и вижу множество роскошных украшений. А я глазами ищу его.

– Сколько же чувств в этом колье!

– Вы знаете историю его создания?

– Я знаю, что оно связано с картиной, написанной китайским императором, не так ли?

– Да, журавль символизирует китайского императора, самого творчески одаренного за всю 3000-летнюю историю страны. Звали его Хуэй-Цзун из династии Сун (1082–1135). Он прекрасно рисовал акварелью, был каллиграфом и музыкантом. Его правление было самым слабым с точки зрения политики, это было смутное в истории Китая время, но вместе с тем это был период расцвета художественного искусства.

Это украшение особенное, поскольку журавль символизирует самого Хуэй-Цзуна. Он держит нефритовую флейту и играет на ней традиционную китайскую музыку, чтобы отогнать прочь катастрофы, войну и беды от своих подданных. Облако, выполненное из барочного жемчуга, символизирует святую воду, льющуюся на землю с небес, поскольку в китайской культуре император отождествлялся с Богом. Так, символично, он очищает человеческие души и залечивает их раны. В этом украшении вся история его жизни. И если вы приложите колье к картине Хуэй-Цзуна «Журавли счастья», написанной почти девятьсот лет назад, вы увидите, насколько они взаимосвязаны.

Картина Хуэй-Цзуна «Журавли счастья»

Так начался мой путь в искусстве. Я нашла вдохновение в этой китайской картине, которую увидела в музее императорского дворца в Тайбэе. Когда я создавала колье Gnossienne, мне казалось, что я веду диалог с императором, как будто он все еще жив и его картина еще не закончена. Я очень рада, что ваше сердце тронуло мое творение, поскольку оно является истинно китайским эстетическим произведением искусства. Я сделала его специально для своего коллекционера, который также собирает картины Хуэй-Цзуна. Я не предполагала, что вы выделите именно это колье. Я очень счастлива.

– В нем так много души и пережитых чувств, и вы смогли все это передать. Очень трогательно... А теперь скажите, что же прекрасного случилось с вами за этот год?

– Книга, о которой мы говорили, «Опус 2», выйдет в Париже в сентябре 2018 года. Она посвящена моему десятилетнему путешествию по миру ювелирного искусства. Вы найдете в ней много интереснейших концептов и фото 100 моих произведений.

– А над чем вы работаете сейчас?

– Сейчас я работаю над некой загадочной вещью. Хочу показать переход от океана к горам, сочетая натуральный жемчуг с кашмирскими сапфирами. Мое новое украшение – это совокупность абсолютно уникальных драгоценных камней. В нем мы также применили разные способы комбинирования материалов, не только титана, но и многих других. После десяти лет творчества я нахожусь на новой ступени своей жизни. В этом году мне исполнилось сорок.

– Вы создаете только уникальные украшения. Это отнимает много сил, времени и требует серьезных инвестиций. Вы не задумывались над тем, чтобы создавать не только уникальные вещи?

– Мне кажется, что спустя десять лет творчества благодаря работе в Van Cleef & Arpels и Harry Winston я многого уже добилась и могу развиваться в двух направлениях. Первое – это создание единственных в своем роде новаторских украшений, а второе – создание серии лимитированных изделий. Под «лимитированными» я подразумеваю пять-шесть вещей. Например, один прекрасный цветок в пяти цветовых вариациях.

– То есть вы все-таки думаете о разделении? Потому что так диктует рынок?

– Да, столько разных людей и замечательных идей… Цвет кожи, национальность, возраст… Одно и то же украшение может быть прекрасно в нескольких интерпретациях. Могу привести в пример одно изделие, над которым я работаю сейчас. Есть три коллекционера, которым нравятся разные камни, цвета металла, размеры, но всем им также нравится один мой цветок. Поэтому я сделаю три украшения на одну тематику, и это станет началом моего будущего направления. Однако это не такая лимитированная серия, как, например, в часах, где вы просто меняете цвет или размер камня. Нам нужно будет подобрать форму камня в зависимости от закрепки и комбинации цветов, так что все они будут разные и объединит их только тематика.

– Вы используете только лучшие камни, не так ли?

– Да, в этом я остаюсь верной традициям своей семьи. Я чувствую некое просветление, когда вижу прекрасные драгоценные камни. Вот, например, недавно увидела 20-каратный кашмирский сапфир. Он не совсем нужного мне цвета, но тем не менее… Необходимые мне для работы камни обеспечат мои родители: мама отвечает за океан, папа – за горы. (Смеемся обе.)

– Поддерживает ли вас кто-нибудь финансово, ваши родители, например?

– Мои родители пенсионеры, они дают мне только камни. Финансово я абсолютно независима и никак не связана с ними.

– Камни – это существенная поддержка. Я знаю, что вы много лет проработали в Christie’s, поэтому надеюсь, что сможете ответить на вопрос, как сделать так, чтобы искусство стоило дорого и было востребованным?

– Знаете, для меня это не является приоритетом. Я чувствую, что смысл моей жизни – это создание украшений и воплощение в них моих чувств. Я настолько увлечена процессом, что не задумываюсь о цели.

– Но вы могли бы подать идею другим людям. В мире столько талантливых дизайнеров, и не все могут достичь того, чтобы их украшения стоили немало и были действительно востребованы коллекционерами. Вы же смогли этого добиться.

– Я могу сказать, что на протяжении десяти лет получала колоссальный опыт, работая на таких гигантов, как Harry Winston, Christie’s, Van Cleef & Arpels, но сейчас… Это не так важно. Конечно, это имеет значение при создании ювелирных украшений, поскольку у многих нет такого опыта и навыков. Но мне кажется, что единственное, что может выделить истинное произведение искусства среди прочих, – это дух первоисточника. Именно поэтому я много читала, посещала выставки в Челси, Риме. Я изучала предметы, совершенно не связанные с ювелирным искусством. Например, браслет Ying Yang Snake я создала совместно с Синди Шерман, поэтому с художественной точки зрения он представляет огромную ценность, ведь это мой диалог с самым известным фотографом столетия. Я не ожидала, что она зайдет в мой магазин, но это случилось. Если посчитать стоимость камней – никто не поймет. Но самые преданные коллекционеры, ценители искусства, когда слышат имя Синди Шерман и историю, которая стоит за этой вещью, просто не верят своим ушам. Я надеюсь, что смогла ответить на ваш вопрос о высокой стоимости изделия. Искусство не поддается описанию, а ювелирное искусство – совершенно особенное.

Браслет Anna Hu Ying Yang Snake с розовыми бриллиантами, рубинами и сапфирами

Моя мечта – создавать самые прекрасные украшения для женщин. В этом мире столько королев, принцесс, влиятельных женщин, икон стиля. В ювелирном мире слишком много дизайнеров – мужчин: Van Cleef & Arpels, Harry Winston, Graff, но украшения-то носят женщины. Так что я чувствую призвание посвятить свой талант особой, элитарной группе женщин, одному проценту населения планеты. И моя задача – сделать этих женщин счастливыми. У них утонченный вкус, влиятельность и элегантная жизнь.

– Качество ваших украшений безупречно. Как долго вы искали мастеров, способных воплотить все, что вы задумали?

– Мне очень повезло, так как у меня за плечами опыт работы в Christie’s, Van Cleef & Arpels. Сейчас мы работаем с семью ателье, в каждом из которых трудятся 3–5 замечательных мастеров.

– Как вы считаете, что такого особенного в людях, создающих уникальные украшения? Какие качества отличают их от других?

– Все, кто создают уникальные украшения, наделены прекрасным чувством юмора. Также я поняла, особенно когда мне исполнилось сорок, что я живу в своем собственном мире. В своей работе я больше всего люблю свободу воображения и полет фантазии. Для меня создавать уникальные вещи – привычное дело. Если мне станут диктовать, что делать, я просто начну задыхаться. Мои коллекционеры просят меня сделать нечто оригинальное и при этом не говорят, что конкретно. Это означает, что я не ограничена какими-либо рамками. Они просто просят создать эксклюзивную вещь. Возьмем, например, два колье – «Моне» и «Gnossienne»... Это абсолютно разные, уникальные работы. Мне кажется, что у меня двойственный характер.

– Я смогла найти одну общую черту у таких людей – они должны быть свободными в выражении своих чувств и мыслей.

– И, кстати, это абсолютная противоположность моде. В моде всегда есть тренды, в ювелирном искусстве их нет. 

– Однажды рискнув, можно остаться счастливым на всю жизнь. Скажите, имеет ли эта фраза какое-то отношение к вашей жизни?

– Когда я основала Anna Hu Haute Joaillerie, я как бы прыгнула в океан и должна была плыть. Главной чертой моего характера является то, что я совершенно не осознаю опасности, когда с ней сталкиваюсь. Когда же я все-таки ее осознаю, я начинаю учиться выживать.

– Как успех изменил вашу жизнь?

– Я не считаю что-либо успехом. Подводя итоги, каждый год я говорю себе что-то вроде: «Боже, я сделала все, что могла, и ни о чем не сожалею». А на следующий день я открываю глаза и говорю себе: «Окей, новый день – новый опыт».

Правда, следует признать, что моя жизнь стала более изысканной. Она – как бокал самого лучшего красного вина: с возрастом я становлюсь более зрелой и душевно богаче. Спустя десять лет существования Anna Hu Haute Joaillerie я наконец-то могу сказать, что нет ничего, через что я не прошла бы за эти годы. Я намеренно не использую слово «достигла», ведь достижения – это бремя. Я же пробую новое, рискую, не думаю о конкуренции, хочу, чтобы мой дух оставался свободным. Поэтому я выбросила из головы все, что связано с брендом, бизнесом, и оставила чистое творчество. К счастью, меня поддерживают прекрасные люди, которые помогают мне в осуществлении моего творческого путешествия.

– Какие у вас планы на ближайшее будущее?

– Я хочу представить 100 своих работ на выставке в сентябре следующего года.

– Вы имеете в виду Biennale 2018?

– Думаю, да. Я отказалась участвовать в прошлом году, потому что не участвовали Van Cleef, Cartier, Harry Winston и другие мастера. Это как в балете: если на сцене нет настоящих звезд, какой же смысл этого действа? Вот я и отказалась. На следующей выставке будут громкие имена в мире ювелирного искусства.  И в этом году  участвуют Glenn Spiro, Moussaieff – художники, которых я очень уважаю. Так что в этом году я делаю, что называется, превью своего большого выступления в следующем году.

Колье Anna Hu Gnossienne в белом золоте с жемчугом «барокко», жемчугом Кеши, жадеитом, бирманским рубином весом 6,58 карата, бриллиантами общим весом 29,56 карата

 

Браслет Anna Hu Siren Aria с жемчугом Акойя, бриллиантами, цветными сапфирами, танзанитом весом 9,26 карата, рубеллитом весом 23,30 карата, зеленым турмалином весом 16, 27 карата, сапфиром весом 4, 56 карата, халцедоном весом 15,54 карата, лунными камнями
 
Брошь-подвеска Anna Hu Flora Butterfly с желтым бриллиантом весом 5,06 карата, желтым бриллиантом весом 0,44 карата, цветными сапфирами, турмалинами параиба, желтыми и бесцветными бриллиантами
 
Колье Anna Hu «Кувшинки» в золоте с синим танзанитом кабошон весом 45,22 карата, зеленым турмалином весом 17,73 карата, зеленым турмалином весом 10,43 карата, 18 синими сапфирами общим весом 50,52 карата, цаворитами, морганитами, александритами, турмалинами параиба, цветными бриллиантами
 
 Брошь - подвеска Anna Hu Artemis Butterfly из титана с лунными камнями, бриллиантами, турмалинами параиба и сапфирами
Anna Hu
Аватар пользователя admin

Tatyana Pfaifer

The founder of Jewellery Masterpiece