Suzanne Syz – остроумные украшения для аристократов

Я уже давно не пишу длинные вступления к интервью. Ведь что важно? Важно дать вам возможность почувствовать что-то свое о герое, найти общее и встретиться в какой-то реальности… Suzanne Syz я увидела в картинках, потому в тексте будет много иллюстраций. Похоже, что очень многое из ее реальной жизни – об искусстве, о том искусстве, которое многие из нас видели только на фото…

– Что прекрасного случилось с вами за этот год?

– В июне, как раз перед парижской Неделей моды, мы замечательно провели время на выставке Art Design Basel, на которой презентовали совместный проект с Alex Israel. Он один из моих самых любимых художников. С прошлого года мы решили ежегодно приглашать современных художников для оформления шкатулки для драгоценностей. В этом году пригласили Alex Israel, который создал для нас пять шкатулок – пять лимитированных скульптур. Вы открываете замороженный йогурт и кладете туда любое украшение. Шкатулки получились довольно тяжелые, их верхушки сделаны из хрусталя. Мы демонстрировали свои работы на стенде, сделанном в форме мороженого. Не знаю, видели ли вы фото, но у нас был настоящий автомат с мороженым. Было довольно весело. Мы еще и нашли мебель 50-х годов. Это был огромный успех.

«Suzanne Syz поддерживала меня с самого начала. Нам обоим нравится все, что касается культуры поп-арт, настолько же, насколько мы любим сладости. Замороженный йогурт был важной частью моей жизни с детства, так как мой отец был владельцем магазина замороженных йогуртов в Лос-Анджелесе. Из моих разговоров с Сюзанной стало ясно, что шкатулка для драгоценностей – это не только место для хранения драгоценностей, но и место для хранения прекрасных воспоминаний», – говорит Alex Israel.

Frozen Yogurt jewelry box – совместный проект Alex Israel и Suzanne Syz на выставке Art Design Basel
 
Frozen Yogurt jewelry box – совместный проект Alex Israel и Suzanne Syz на выставке Art Design Basel

– Какая часть вашей жизни наиболее интересна: первая или вторая?

– Вторая. Мы вырастаем, и становится веселей, не так ли?

– И когда же все началось?

– Все началось, когда я переехала в Нью-Йорк. Мне было немного за двадцать, и я познакомилась тогда со многими современными художниками. Я посещала мастерскую Энди Уорхола, общалась с Франческо Клементе, Джулианом Шнабелем, которые потом стали моими друзьями.

«Восемь Элвисов» (1963), Энди Уорхол. В октябре 2008 года картина была продана в частную коллекцию за $100 млн.
 
«Бирюзовая Мэрилин» (1964), Энди Уорхол. В мае 2007 года картина была приобретена коллекционером Стивеном А. Коэном примерно за $80 млн.
 
«Мужчины в ее жизни» (1962), Энди Уорхол.
В 2010 году черно-белое изображение Элизабет Тейлор с ее третьим мужем Майком Тоддом и будущим мужем Эдди Фишером
было продано анонимному покупателю на нью-йоркском аукционе Phillips de Pury & Co за $63,4 млн.

– Но это скорее первая часть, нежели вторая.

– Да, вы правы. Тогда я была еще очень молода. Потом моя жизнь стала более спокойной: родились дети, мы переехали в Швейцарию, так что веселья стало намного меньше, чем в Нью-Йорке в 80-х годах. Никаких тебе ночных клубов вроде «Студии 54», ничего подобного. («Студия 54» (англ. Studio 54) – культовый ночной клуб и всемирно известная дискотека в Нью-Йорке. – Прим. авт.) А когда мои дети выросли, я обнаружила, что не могу найти украшения, которые бы мне понравились. Что-нибудь веселое и современное, действительно современное. Именно тогда я и начала заниматься созданием собственных украшений.

– Сколько вам было тогда?

– Это было почти двадцать лет назад.

Кольцо Suzanne Syz в бронзе с розовым турмалином и розовыми бриллиантами

– Что такого особенного в искусстве, что люди стремятся к нему?

– Мне кажется, оно приносит много радости в нашу жизнь. Лично я вообще не представляю себя без искусства, в частности современного. Я люблю современное искусство, и мне посчастливилось жить среди художников последние тридцать лет моей жизни. 

Фрагмент тосканской виллы Suzanne Syz. На журнальном столике скульптура Томаса Шютте. Над диваном картина Франческо Клементе. © www.admagazine.ru Фото: Давиде Ловатти

– Вы всю свою жизнь любили исключительно современное искусство?

– Нет, не только. Мой отец увлекался искусством Modern art (Modern art было распространено в период с 1860 по 1960 год. – Прим. авт.), я же всегда тяготела к современному. Но у меня есть и небольшая коллекция картин старых мастеров, которую я начала собирать еще в юности. Мне посчастливилось встретить директора современной библиотеки, он и познакомил меня с работами старых мастеров XV–XVIII веков. Конечно, я разбираюсь в картинах той эпохи меньше, чем в современном искусстве, ведь я коллекционирую его уже тридцать пять лет. Но что мне особенно нравится в картинах старых мастеров, так это то, что такое полотно можно написать лишь раз, например, картину маслом. Ее нельзя переделать. Люблю некую спонтанность.

– А вы сами рисуете?

– Я делаю эскизы своих работ, но рисую я плохо. Вот мой отец прекрасно владел акварелью, чего не скажешь обо мне.

– Расскажите о современном искусстве. Мне кажется, современное искусство не очень дорогое, ведь так?

– Знаете, это вопрос моды…

Все новые имена, новые художники стоят недорого. Я всегда стараюсь поддерживать молодые дарования, поскольку они отображают мир, в котором мы живем здесь и сейчас. Именно по этой причине я занимаюсь современным ювелирным искусством. Да, в прошлом столетии было много замечательных ювелиров, которые создавали прекраснейшие вещи, однако они – прошлое, почему бы нам не создавать настоящее?

– Как вы их поддерживаете?

– Я покупаю довольно много их работ. Картины художников, находящихся в начале творческого пути, стоят недорого. Иногда на рынке их цена поднимается искусственно, но я считаю, что это не очень хорошо для молодых художников. Тише едешь – дальше будешь.

– Как сделать так, чтобы искусство стоило дорого и было востребованным?

– В моем случае все дело в качестве и в камнях. Мы используем только натуральные камни. Большую роль также играет дизайн… Большинство моих покупателей любят современное искусство, поэтому понимают мое творчество.

La Fattoria di Caspri – тосканская вилла Suzanne Syz. Гриб высотой 2,6 метра создал Карстен Хёллер по мотивам одного из украшений Сюзанны.  © www.admagazine.ru Фото: Давиде Ловатти

– Но как добиться, чтобы украшение стоило, например, не пять, а пятьдесят тысяч? Как вам это удается?

– Думаю, это выбор людей, которым нравятся ваши изделия. Я в этом бизнесе уже пятнадцать лет, и потребовалось время, чтобы мои украшения стали узнаваемыми. У меня небольшой бренд, я не трачу миллионы на рекламу, поэтому мне нужно намного больше времени. С другой стороны, я не в масс-маркете, и это прекрасно. Мы делаем действительно нишевые украшения, не более 60–70 в год. Все они уникальны, ведь я никогда не повторяюсь, и мне кажется, это именно то, за что меня так любят мои клиенты. Ведь они знают, что будут носить единственную в своем роде вещь.

– Вы когда-нибудь думали создавать не только уникальные украшения?

– Я всегда хотела делать только уникальные украшения. Считаю, что каждая женщина уникальна. Вы ведь не хотите носить дорогую вещь, которую сделали даже в пяти экземплярах. Мои клиенты уже многое видели и могут позволить себе все, что захотят, поэтому они ищут нечто действительно особенное, исключительное. А это именно то, что создаем мы.

Кольцо Suzanne Syz из кварца с турмалином параиба и бриллиантами

– Как вы находите клиентов или как они находят вас?

– Сейчас нас находят в основном через Инстаграм, поскольку у нас там уже около 5000 подписчиков. Также о нас узнают посредством «сарафанного радио», что еще лучше. К примеру, кто-то надел мое украшение и его спрашивают: «О, это что, Сюзанн Сиз?» И это действительно прекрасно. Но нужно время, ведь мы не рекламируем себя, не считая людей вроде вас, знакомящих мир с нашим искусством. Такой подход очень отличается от политики крупных брендов. Все происходит гораздо медленнее, но мне это нравится. Мы как маленькая семья, которая растет с каждым днем. Люди приходят на наши шоу, которые мы делаем в Ritz в рамках парижской Недели моды, в Нью-Йорке. В этом году, как я уже рассказывала, мы посетили Art Design Basel.

– Какие отзывы вы получили?

– После выставки в Базеле у нас было множество откликов, потому что там присутствовали люди искусства, которые любят то, что я делаю. Но мы получили очень хорошие отзывы и в Америке. Там оценили мое чувство юмора.

Мы создаем очень зрелищные украшения, причем их можно носить и в повседневной жизни. Тем не менее, они никогда не остаются незамеченными, и мне кажется, это именно то, что нравится моим клиентам.

– Вы помните своего первого клиента? Как вы продали свое первое украшение?

– Элизабет Тейлор была моим первым покупателем.

– Правда? Вы ее знали?

– Я познакомилась с ней в Лос-Анджелесе.

– Так вы подарили ей украшение или она его купила?

– Купила. На самом деле ей его купил Майкл Джексон. В то время он покупал для нее много украшений.

– Неужели?

– Это было как минимум двадцать лет назад, когда я создавала свои первые украшения в Женеве. В тот вечер я надела колье, которое вы можете увидеть в моей книге, – с бирюзовыми камнями, круглым жемчугом и застежкой, украшенной розовыми сапфирами. Элизабет Тейлор сидела напротив и смотрела на меня своими большими фиолетовыми глазами. Я даже подумала, что со мной что-то не так, настолько пристально она смотрела . И вдруг она сказала: «Умираю как хочу ваше украшение. Кто его сделал?» – «Я».

Я тогда только начала и еще не создала целую коллекцию, было сделано всего несколько вещей. Она спросила: «Я могу его купить?» Я ответила, что мне нужно узнать его стоимость, ведь я только вчера привезла его из Швейцарии. И мне пришлось звонить в Швейцарию, где в тот момент было раннее утро, и узнавать цену колье. Она очень хотела его купить, поэтому я пришла к ней домой. Она спустилась ко мне через четыре часа, но выглядела потрясающе! Можно сказать, что в тот день исполнилась моя мечта.

– Звучит как сказка! Неужели все это правда?

– Абсолютная! Я действительно все это пережила. Четыре часа просидела на диване в доме Элизабет Тейлор! Ее ассистент подходил ко мне каждый час и говорил: «Простите, Сюзанна, миссис Тейлор спустится с минуты на минуту». А потом проходил еще час! (Смеемся обе.) На то время она была самой знаменитой голливудской звездой.

– Она купила у вас еще что-нибудь?

– Нет.

– Но это была хорошая реклама?

– О да, для меня это была просто фантастика! Я не могла в это поверить. Мое первое украшение… Я даже ничего такого не планировала, ведь я сделала его для себя. Получилось забавно.

Бирюзовое колье Suzanne Syz, купленное Элизабет Тейлор, с застежкой из розовых и синих сапфиров

– Я читала, что ваш муж – богатейший человек.

– Нет, что вы! Он банкир, и у нас свой банк, но…

Обручальное кольцо Suzanne Syz с бриллиантом-хамелеоном и цветными сапфирами, поставленными обратной стороной.© http://www.telegraph.co.uk

– Я к тому, что очень важно находиться в определенном обществе. Вы должны были оказаться в одном месте с Элизабет Тейлор, чтобы продать ей украшение, не так ли?

– Да, это большая удача.

– Возможно, это тоже влияет на цену?

– Конечно, мне очень повезло с друзьями, которые мне помогают. Они знают, что я честная и делаю то, что мне нравится.

– Что вы имеете в виду под словом «честная»?

– Я честна в том, что делаю. Я ничего не продаю, мне не нужно выдумывать красивые истории. Я из мира современного искусства, это то, что мне нравится, и они это знают. Они знают меня больше тридцати лет, знают мои вкусы. И если я сотрудничаю с художником, это не выдуманная история, которых и так слишком много в современном модном мире. Это история моей жизни, настоящая. Мне кажется, люди очень восприимчивы к таким вещам, они чувствуют, когда ты честен с ними, когда ты настоящий. Вы видите меня такой, какая я есть.

– Сталкивались ли вы с какими-либо трудностями при создании украшений?

– Настоящим вызовом для меня стали корзинки. Нужно было собрать сотни маленьких сапфиров и сделать так, чтобы серьги не были тяжелыми. В них должно было быть комфортно. Это оказалось настоящей проблемой.

– Как вам пришла идея создать их?

– Я увидела все эти сицилийские корзинки и сказала: «Они такие забавные, давайте сделаем что-то подобное!» На что мой мастер воскликнул: «Ты сумасшедшая, это же очень сложно!» А я ответила: «Да брось, мы справимся». (Смеемся обе.)

Серьги Suzanne Syz из сапфиров с бриллиантами в виде корзинок со спасательным кругом

– А эти серьги очень красивые! Что здесь за камни?

– Спасибо. Морганит и аквамарин. Они шикарно смотрятся на блондинках. К тому же они из алюминия, поэтому легкие. Что мне нравится в алюминии, так это то, что его можно сделать в любом цвете. Такое раздолье для моей фантазии!

Серьги Suzanne Syz из алюминия с аквамарином, морганитом и бриллиантами

– Почему вы решили использовать алюминий вместо титана?

– Из-за цветовых возможностей. В титане вы можете передать только четыре цвета: зеленый, голубой, серый – натуральный цвет металла и лиловый. Только благодаря алюминию у нас получились такие яркие цвета, как розовый, оранжевый, зеленый и красный, как в моем новом браслете.. В титане те же цвета выглядят не такими яркими и вовсе не в стиле поп-арт. У нас еще есть черное кольцо, и я хочу сделать белое. Мы экспериментируем с абсолютно новыми цветами. Думаю, будет интересно.

 Браслет Suzanne Syz из алюминия с бриллиантами в виде бумажной коробки

– Возможно, вы рассказывали об этом уже много раз, но все же... Когда и как вы пришли к идее заняться ювелирным искусством? Как это произошло? Вы проснулись утром и подумали: «Окей, займусь украшениями»?

– Ну, как-то так и было. Однажды я искала нечто особенное для своего наряда на вечеринку и подумала: «Не верится, что никто не создает ничего забавного и клевого с драгоценными камнями».

– Но как все началось?

– Я начала искать мастерские, где бы работали лучшие мастера, и нашла их в Женеве. Швейцарцы делают уникальные часы, а это очень точное искусство. Они редкие мастера.

– И долго вы искали мастеров?

– Это занимает какое-то время, но как только человек видит, что то, чем я занимаюсь, сложно, но в результате получается нечто действительно потрясающее, он начинает с удовольствием сотрудничать с нами. Мне говорили, что я делаю уникальные украшения, поэтому им никогда не бывает скучно. Им нравится работать со мной, поскольку каждый раз мы создаем что-то новое, чего никто не создавал ранее. И это весело.

Серьги Suzanne Syz в бронзе с коричневыми бриллиантами вверху, розовыми шпинелями и бриллиантовыми «ломтиками» из неограненного бриллианта. «Мы взяли неограненный камень и порезали его как пармезан. Затем отполировали»

– Вы легко расстаетесь с людьми?

– Вовсе нет. Некоторые люди работают со мной с самого начала. Мой бренд существует пятнадцать лет, до этого я училась в разных ателье техническим аспектам работы с материалами, поскольку если ты женщина, но работаешь в основном с мужчинами, ты должна работать еще усерднее. Ведь если они говорят: «Мы не можем это сделать», я говорю им: «Нет, мы можем, и я расскажу вам как».

– Вы сильная женщина?

– Думаю, да. Я в принципе никогда не говорю «нет». (Смеемся обе.) Мне кажется, это важно. Когда у вас есть мечта, идея, вы идете вперед и много трудитесь для того, чтобы она стала явью.

– Скажите, как это произошло в вашей жизни? Ведь когда у человека есть все, ему может стать скучно. Вот у вас есть деньги, друзья... Зачем вам делать украшения?

– Потому что жизнь намного богаче. Когда вы работаете с людьми, вы становитесь богаче. Я знакомлюсь с людьми из разных культур, и мы прекрасно проводим время. Это обмен опытом.

– Это жизнь.

– Да, и это совсем другое. Я никогда не была дамочкой, часами бегающей по магазинам, меня это утомляет. Я люблю креатив, это моя страсть. Я дарю людям счастье, и они делают меня счастливой, когда пишут что-то вроде «прошлым вечером я была в ваших сережках, и все говорили: «О боже, я никогда не видел ничего подобного! Вы прекрасно выглядите». В этом мое счастье.

– У вас когда-нибудь были тяжелые времена, депрессии?

– Конечно, вначале всегда тяжело, особенно с финансированием. У меня нет поддержки, и я не хочу получать ее от супруга, стараюсь все делать сама.

– Почему?

– Я независимая.

– Существует ли человек, который изменил вашу жизнь?

– Да, это мои дети. У меня два замечательных сына. Они уже взрослые, женаты. Один женился полтора года назад, а второй три года назад. И, к слову, у меня прекрасные невестки.

– И как они изменили вашу жизнь?

– Материнство в принципе меняет жизнь. Мне повезло, поскольку я всегда считала, что создана быть матерью именно мальчиков. В детстве я сама больше смахивала на мальчишку. Я была старшим ребенком в семье, и отец растил меня как мальчика. Он был фанатом автомобилей, и мы устраивали гонки. Когда я только села за руль, он сказал мне: «Поехали со мной в Италию!» Так что я знаю, как работает мотор, я умею читать карты! (Смеется.) У меня все ноги были в синяках, ведь я играла с мальчишками и падала с деревьев. Мне повезло, что у меня сыновья, мы с ними всегда весело проводим время, например, катаемся на сноубордах.

Холл тосканской виллы La Fattoria di Caspri. На стене портрет Сюзанны и ее сына Марка работы Энди Уорхола. © www.admagazine.ru Фото: Давиде Ловатти

– Я прочту вам несколько фраз. Скажите, имеют ли они какое-то отношение к вашей жизни? Однажды рискнув, можно остаться счастливым на всю жизнь.

– Риск всегда в конечном итоге приносил мне счастье. Не рискуя, не добьешься успеха.

– Приведите какие-то примеры, когда вы рисковали.

– Знаете, я часто решалась на какие-то сумасшедшие шаги. Но мне никогда не было страшно, я всегда оптимистична. Люблю покупать недвижимость. Я купила помещение в Италии, где теперь делаю вино. Один мой хороший друг купил дом в Португалии и пригласил меня в гости. В результате я просто влюбилась в это место. Джек показал мне дом неподалеку и сказал, что был бы счастлив, если бы я жила по соседству. Но я не могла купить его, так как только что приобрела недвижимость в Италии. И вот однажды он позвонил мне и сказал: «Сюзанна, у тебя остался тот великолепный столик, который ты приобрела двадцать лет назад?» А я уже много лет фанатично коллекционирую предметы мебели, искусства и прочие красивые вещи. Он сказал мне: «Знаешь, эта вещь стоит немалых денег, на них ты могла бы купить дом!» Я подумала и ответила: «Договорились, бери стол, а я куплю дом!» Это был действительно сумасшедший поступок.

Я всегда рисковала, к примеру, находила камни, которые не могла себе позволить, ведь у меня небольшая компания. Но я влюблялась в них и просто не могла не купить. И я рисковала – говорила, что оплачу счета позже. Реальность такова, что тебе нравится камень, и ты покупаешь его, а потом приходят счета... Как мы их оплачиваем? Мне везло, и до сих пор мы как-то справлялись. Риск – это стресс, но оно того стоит.

– Другая фраза звучит так: «Искусство нуждается в покровителе». Вы согласны?

– Да, художникам очень нужна поддержка. Нам необходимы люди, которые могут создавать музеи, чтобы показывать наши работы. Я, например, несколько лет искала помещение, где могла бы представить около 400 своих предметов искусства.

– И где же оно?

– В Женеве. Я отремонтировала здание, которое находится недалеко от отеля Four Seasons. Если будете в Женеве, буду рада все вам там показать: всевозможные скульптуры и сумасшедшие вещи, которые я коллекционировала более тридцати лет. Думаю, вам понравится. Так что – да, художникам нужна поддержка, ведь искусство дарит столько радости и наслаждения. Мы живем в отнюдь не безопасном мире. Людям нужно отвлекаться от реалий, наслаждаться чем-то, и именно это дают им художники. Но, с другой стороны, они возвращают вас в реальность, поскольку являются представителями современности. Если в мире происходит что-то прекрасное, они наносят это на полотно. Но также они рисуют и что-то ужасное, ведь это тоже влияет на нашу жизнь.

Картина Франческо Клементе

– В жизни что-то происходит благодаря случаю, а что-то в результате труда. Как это распределилось в вашей жизни? Чего было больше, меньше?

– Мне кажется, и то и другое. Я верю, что если вы встречаете кого-то – это уже не случайно. Так должно было произойти. Мы – часть этого процесса, ведь если ты открытый человек, к тебе будут тянуться люди.

Картина Франческо Клементе

– Когда ваш день рождения?

– 15 апреля. Я Овен.

– Если бы вы могли встретиться с любым человеком, который когда-либо жил, кто бы это был?

– Далай-лама.

– О чем бы вы его спросили?

– О его мудрости и жизненном опыте.

– Что вы цените в мужчинах?

– Чувство юмора.

– Какой совет вы бы дали себе в 18 лет?

– Будь собой и веселись! (Смеется.)

– Расскажите что-то о себе, что могло бы удивить других, если бы они узнали об этом.

– Я сумасшедшая и очень любопытная.

– Но я это и так вижу, ничего удивительного. Вы выглядите такой счастливой!

– Я очень счастлива. У меня сейчас замечательный период в жизни. Хотя я всегда такая – на позитиве. Мне кажется, если ты идешь по жизни с оптимизмом, то и жизнь отплатит тебе тем же.

– Какие у вас планы на ближайшее будущее?

– В ближайшем будущем я планирую вернуться в Женеву и подготовить свои украшения к осени. И потом у меня отпуск.

– Куда вы едете?

– В Италию. Нужно закончить винодельню.

– Вы продаете вино?

– Да, конечно. Мы делаем около 25 тысяч бутылок красного вина. Оно называется Caspri.

– Продадите и мне бутылочку?

– С удовольствием.

Suzanne Syz
Аватар пользователя admin

Tatyana Pfaifer

The founder of Jewellery Masterpiece