Творения Уоллеса Чана – душа, облаченная в художественную форму

– Какое украшение вы никогда бы не сделали?

– Украшение, которое я уже создал! 

Впервые я встретилась с Уоллесом Чаном на выставке Tefaf 2017. Когда я зашла в его павильон и увидела украшения, мои глаза наполнились слезами. Мне казалось, что я хожу по его душе. И я не хотела ее запачкать…

После общения с ним я поняла, сколькими мифами и домыслами окружены люди искусства. Их жизни часто кажутся нам сказочными и безоблачными. Давайте же посмотрим на это сквозь призму некоторых фактов из биографии одного из самых значимых ювелирных художников современности, человека, которого я лично считаю истинным творцом – Уоллеса Чана (Wallace Chan).

 

Просто об искусстве

Если взять любую статью, посвященную искусству, мы увидим, что она полна огромным количеством эпитетов и од, посвященных красоте, могуществу и божественному провидению, как самого создателя шедевров, так и его творений.

Но что стоит за этим?

В моем понимании творец создает что-то из ничего, нечто такое, что не напоминает никакие другие объекты искусства. Свой внутренний мир со своими переживаниями, радостями и сомнениями творец облачает в материальные объекты и представляет их нам. Созидая, истинные художники придают смысл своей жизни. Это их путь к себе настоящим, к своему призванию.

А что же ювелирный рынок? Можно сказать, что он делится на коммерческие украшения и на произведения искусства. Под коммерческими украшениями я подразумеваю все то, что создано и продиктовано рынком, а значит единственный критерий, по которому создаются такие украшения, – это объемы и скорость продаж. Основной статьей издержек на производство подобных изделий являются расходы на пиар-кампанию. Да-да, ни на камни, ни на металл и даже не на стоимость труда работников, производящих их, а именно затраты на рекламу и на гонорары людям, являющимся лицами этих пиар-кампаний, – как правило, популярным актрисам и известным моделям.

Под истинным искусством я понимаю украшения, созданные как художественная форма выражения внутреннего мира их творца. Искусство удовлетворяет потребности ума и души человека. Искусство не имеет осязаемой стоимости. Его ценность – культурная, и она колеблется в зависимости от моды и от настроения, которое царит в мире искусства в конкретный момент. Как правило, некоторые из таких украшений создаются годами. Придумывается дизайн, определяются техники его реализации, подбираются камни. Это требует значительных затрат времени и энергии. Основные издержки на производство таких украшений – это время и камни. А на выходе получается кусочек души автора, облаченный в художественную форму.

Например, над созданием этой броши Уоллеса Чана Gleams of waves («Отблеск волн») трудились шесть человек восемь месяцев.

 Брошь Уоллеса Чана Gleams of waves («Отблеск волн») из титана с бриллиантами, рубинами, розовыми сапфирами и желтыми бриллиантами

Так вот, для того чтобы позволить себе создавать, у человека должна быть такая роскошь, как время и свобода выражать свои мысли и чувства.

Поэтому путь творцов часто выглядит так: или они упорно работают большую часть своей жизни, чтобы затем обрести финансовую свободу творить то, что по-настоящему хотят, или всю жизнь находятся в переменном состоянии борьбы за роскошь творить, или им просто повезло родиться богатыми и талантливыми.

Не вдаваясь в долгие рассуждения о божественных промыслах судьбы, я хочу донести ценность и значение творца в этом мире. Объяснить вам, что на самом деле творцы, будучи живыми людьми, очень нуждаются в нашей с вами поддержке. Покупая их произведения искусства, мы даем им саму возможность творить, а признание придает смысл их жизни и заряжает вдохновением на создание будущих шедевров.

И чтобы придать хоть какую-то честность этому миру, мне бы очень хотелось, чтобы художников признавали еще при жизни, а не после, как это часто бывает в нашем мире.

 

Уоллес Чан – творец и мастер-ювелир

Говорят, о предыдущем столетии судят по его искусству – будет ли чем вдохновиться следующему поколению. Уоллес Чан, мудрец, великий ювелир и скульптор, уже приготовил свое наследие потомкам.

Все его украшения – это самобытные творения в единственном экземпляре (piece unique) с удивительным сочетанием сюжетов, материалов и размеров, передающие жизнь в чувственной и непосредственной форме. Приставка piece unique здесь очень важна. Говоря о ней, я имею в виду уникальную комбинацию дизайна и материалов, случившуюся только один раз. Если существует такой же дизайн, но, например, в другом цвете – украшение уже нельзя отнести к piece unique. Еще интересно знать то, что Уоллес Чан практически единственный известный художник в мире, которого не копируют. Это большая редкость для современного мира ювелирных украшений, где копируют всех и вся. И это говорит о том, что его украшения просто невозможно повторить технически, а точнее – потраченное время и деньги на освоение техник для создания копий украшений Уоллеса Чана финансово себя не оправдают. Ведь основная цель копирования – это получение быстрого дохода с уже зарекомендовавших себя дизайнов путем уменьшения цены за счет сокращения издержек на качество и разработку идеи.

Уоллес Чан – пионер в ювелирном искусстве. Он создает новаторские украшения, которые впитывают в себя физику, химию, архитектуру, металлургию, психологию и мистику. Им действительно нет равных в мире.

Прислушайтесь к этим удивительным творениям. Слышите? Они живут, дышат, еще недавно они были мечтами и витали в какой-то параллельной реальности. А в момент, когда эти мечты обрели форму, они стали украшениями от Wallace Chan.

– Когда я смотрю на ваши украшения, мне кажется, что в них так естественно и живо запечатлен реальный мир в его подвижности и изменчивости.

– В своих произведениях я не показываю начало процесса или конец. Я стараюсь запечатлеть некоторый момент трансформации – то, что посередине. Это некая смесь реальности и воображения. Возьмем для примера обычный стакан. Стакан – это конечный продукт. Но до того как он стал стаканом, это могло быть стекло, прошедшее через процесс продувки, нагревания и т.д. В своих украшениях я хочу зафиксировать именно этот процесс изменений. Не начало, не конец, а середину, где происходят все эти преобразования и изменения, высвобождающие энергию.

– Вы верите в судьбу?

– Я верю в причинно-следственные связи. То, что вы делали вчера, – это то, что вы имеете сегодня. Когда я интересовался искусством резьбы или рисованием, я еще не знал, что мне это пригодится. Мне просто было интересно. Сегодня, когда для создания своих изделий я использую множество различных техник, – это результат того, что я познал и сделал ранее.

– То есть вы думаете, что ваше настоящее может изменить ваше будущее?

– Меня не интересует изменение будущего. Вот как с вами, например. Я просто даю искренние ответы на ваши вопросы, и это ваше право – публиковать их или нет. То есть вы – та, кто может изменить будущее в данном случае.

– Вы говорите: «Когда я хочу выразить себя через произведение искусства, прежде всего, мне необходимо преодолеть сопротивление в себе. Как только я его преодолею – я снова обрету свободу». Вы считаете, что человек может быть абсолютно свободным?

– Все мы несовершенны. И часто стремимся достичь совершенства в чем-либо. В этом смысле мы и являемся несвободными. Когда я творю, я стремлюсь создать совершенное изделие с точки зрения выражения своих чувств. Когда у меня это получается, я обретаю свободу внутри себя.

Для меня мои украшения – это воплощение меня самого!

– Я читала, что вы не любили расставаться со своими украшениями и даже могли заплакать, отдавая их в чужие руки.

– Это было очень-очень давно – до того как я встретил своих коллекционеров, людей, которые по-настоящему ценят мое искусство и разделяют мою философию. Они понимают, как трудно создавать мои украшения.

Сейчас я думаю, что если ты скучаешь по прошлому, у тебя не будет будущего.

– Вы помните, когда впервые заметили эту магическую игру света в камнях? Я так понимаю, что именно это стало толчком к тому, что вы практически посвятили жизнь огранке камней и искусству резьбы.

– Пока я занимался только резьбой, свет не имел такого значения. Но когда я начал изучать огранку камней, вот тут – да! Свет стал для меня вдохновляющим магическим инструментом познания мира камней.

Уоллес Чан, будучи не только художником, но и ювелиром, известен разработкой уникальных ювелирных техник и инструментов для ювелирного дела. С помощью своих новаторских техник он передает движение, текучесть, сложные фактуры и многослойность в украшениях, при этом сохраняя их максимально эргономичными.

В 1987 году Уоллес Чан изобрел огранку Wallace Cut. Это были нелегкие для него годы, но ни финансовые трудности, ни другие жизненные перипетии не могли его остановить. И через тринадцать лет кропотливого труда и постоянных экспериментов он добился результата. Взгляните на видео ниже: Спереди вы видите пять лиц, но на самом деле было вырезано только одно лицо сзади камня. Другие четыре лица являются лишь отражением пятого, что стало возможным благодаря точным расчетам и огранке.

В 2002 году исследование свойств металлов привело Уоллеса Чана к созданию особой технологии вытачивания тонких, светящихся изделий из жадеита.

В 2007-м, после многолетних исследований химических реакций разных металлов, Уоллес Чан запатентовал оригинальную технику Titanium Jewelry, с помощью которой окрашивает титан в различные оттенки. Помимо этого, он известен огранкой исключительно редких камней огромного веса, техникой «Невидимое крепление камня в камне», когда одни драгоценные камни выступают в роли зажимов, фиксируя тем самым другие. А его титановые ювелирные конструкции - легендарны.

– Планируете ли вы делиться своими познаниями и секретами ювелирных техник?

– Я изучаю различные техники уже четырнадцать лет. И было бы непростительно не делиться своими знаниями. Через свои украшения я всегда стремлюсь передать определенные послания. И знаете, я хотел бы иметь возможность с помощью дополненной реальности (англ. augmented reality, AR) показать процесс создания украшений. Ведь в каждом моем изделии есть секрет – технический секрет.

Недавно я выступал в музее Cooper-Hewitt в Нью-Йорке, в лондонских музеях V&A (Victoria and Albert museum) и Central Saint Martins. Планирую выступить в Гарварде. Вот несколько примеров того, как я распространяю свой опыт в данный момент.

– А как насчет того, чтобы сделать выставку своих произведений в каком-нибудь музее?

– Каждый художник был бы счастлив показать свои работы в музее. Музей – это лучшее место для демонстрации своего искусства. И быть там – это мечта. Однако пока этого не случилось.

– Для вас важно, чтобы ваш покупатель действительно понимал и ценил ваше искусство, а не только учитывал его инвестиционную составляющую?

– Для меня важно, чтобы мое искусство ценили. Я хочу остаться в истории. Ювелирные украшения хранят наши воспоминания, отражают момент, в котором мы живем сейчас, и будут вдохновлять людей в будущем.

Некоторые ювелирные бренды делают украшения, которых требует рынок. И я это поддерживаю, потому что нам нужен живой рынок. Значит, должны быть и те, кто удовлетворяет потребности рынка, а не только мастера, создающие что-то духовное.

– Определенно ваши творения уже в истории. Какими, на ваш взгляд, должны быть украшения, чтобы люди вдохновлялись ими через века.

– Чтобы украшения остались в истории искусства, они должны выходить за рамки общепринятого в настоящем. Недостаточно просто создать нечто современное. Это должны быть по-настоящему новаторские украшения, разрушающие представления современности о ювелирном искусстве. Это могут быть новые ювелирные техники или используемые материалы, которые пройдут через время и останутся в истории.

 

Уоллес Чан – просто человек

Татьяна Пфайфер и Уолесс Чан

Уоллес Чан родился в 1956 году в китайском городе Фучжоу. Сейчас ему 61 год. До встречи с ним мне казалось, что он какой-то нереальный, как и его украшения. Я переживала, что он не захочет отвечать на какие-то мои вопросы или у него будет мало времени. Ну что ж… Он провел со мной полноценных четыре часа, ни на что не отвлекался и с удовольствием отвечал.

Из подмеченного: на завтрак он ест яйцо всмятку, открывает двери женщине, помогает ей надеть пальто и каждый день решает какие-то свои насущные проблемы.

Это была одна из самых трогательных для меня встреч… Я проживала ее семь месяцев, именно столько времени у меня заняло написание этой статьи и создание видео.

– В котором часу вы обычно просыпаетесь?

– Около пяти утра.

– А когда ложитесь?

– Около часа ночи.

– Вам достаточно так мало времени для сна?

– В обед я обычно один час сплю.

– В 17 лет вы открыли собственную мастерскую. Вы были так молоды... С какими испытаниями вам пришлось столкнуться?

– Это было время постоянных волнений. Я переживал обо всем. О том, что было нечего есть. О том, что будет, если я не смогу продать украшение, как потом купить новые материалы. Я не имел ни малейшего представления о своем будущем.

– Откуда у вас появились деньги на создание первого украшения?

– Родители дали мне 1000 гонконгских долларов ($128). 620 из них я потратил на покупку оборудования, за 350 купил два куска малахита. Так и начал.

– А как вы продали свое первое украшение?

– Когда я сделал его, я стал обходить все магазины в округе. Но никто не хотел его покупать. Так продолжалось около трех месяцев. И вот однажды я постучался в магазин, который находился прямо надо мной. Персонал сказал, чтобы я убирался, но на мой стук вышел владелец магазина. Он посмотрел на украшение и сказал: «Мне эта вещь не нужна, но я дам тебе адрес своего друга, который ее купит». Вот так я и продал свою первую вещь.

– Это было трудное время для вас.

– До этого было труднее.

– Почему?

– Моя семья переехала в Гонконг, когда мне было пять лет. Ни мои родители, ни я не знали кантонского диалекта, поэтому отец с матерью не могли найти работу, а я не мог пойти в школу. Только в девять лет я смог говорить на кантонском. У меня есть двое братьев и сестра. Когда мы собирались за обедом, стул был только один. Мы мечтали о хорошем доме, еде и одежде. Каждый день до школы и после нам приходилось выполнять всевозможную тяжелую работу. В тринадцать лет я ушел из школы, чтобы работать и помогать родителям. Стал посыльным, делал то, что мне совсем не нравилось. Это не было моим будущим! А в шестнадцать я стал подмастерьем у буддийского скульптора и начал изучать искусство резьбы.

– Надеюсь, сейчас у вас уже есть дом?

– Мои мечты уже изменились. Если бы у меня был прекрасный дом, я просто наслаждался бы жизнью вместо того, чтобы делать то, что я делаю.

– У вас есть семья?

– Я был женат, и у меня есть сын. Ему 28.

– Какое украшение было для вас самым трудным в создании?

– Ступа Будды.

– Это и было вашим первым изделием?

– Оно не было первым, но было первым значимым. Это было в 1999 году. Чтобы его создать, мне пришлось изучать металлургию – как комбинировать различные металлы. Также я искал способ соединения металла и камней, чтобы не было видно закрепки, потому что большие лапки – крапаны – в этом изделии выглядели бы ужасно. И я нашел вдохновение в том, как создавали мебель во время правления династии Мин. Оказывается, древние мастера соединяли деревянные части мебели путем идеальной подгонки деталей, что почти не требовало дополнительных фиксирующих средств. Так я начал инкрустировать один камень другим, вытачивая в них отверстия и шипы. Еще внутри ступы был хрустальный шар, и когда я сверлил в нем дырку, наутро постоянно появлялась трещина. Только со временем я понял, что шар трескался от созданных сверлением звуковых волн, которые продолжали в нем жить, излучая энергию. Эта энергия должна была впоследствии найти выход, и потому образовывалась трещина. Чтобы создать эту ступу, мне понадобилось два года и семь месяцев.

В 2001 году Уоллес Чан познакомился с Yih Shun Lin, коллекционером из Тайваня, который заказал ему метровую ступу Будды из золота с драгоценными камнями. Сейчас она находится в мемориальном центре тайваньского монастыря Фо Гуан-Шань.

– Какой совет вы дали бы себе восемнадцатилетнему?

– Больше работать и учиться.

– Но почему? Вы успешны! Некоторые ваши работы стоят миллионы.

– Наверное, так Бог испытывает меня, заставляя делать больше.

– Вы думаете, Бог может наказывать и испытывать?

– Скорее всего. Иначе почему все думают, что я настолько успешный и богатый, когда я каждый день по-прежнему много работаю, чтобы создать то, что хочу.

– Если бы у вас была возможность пригласить любого человека, который когда-либо жил на земле, на ужин, кого бы вы пригласили?

– Альберто Джакометти. Я бы просто слушал его. Потому что каждое сказанное им слово изменило бы мою жизнь абсолютно. 

Люди всегда нуждаются в таких преданных своему делу энтузиастах, как Уоллес Чан! Вдохновение, которое они черпают из его работ, помогает им справиться с ключевыми проблемами в своей жизни. Благодаря этому вдохновению каждый раз, когда человек теряет свой путь, он поднимается и идет снова. В этом смысле было сказано с глубоким пониманием, что «красота спасет мир». Красота – как творческое вдохновение и энтузиазм созидания.

Поскольку сегодня мы говорили с вами о жизни творца, а она включает в себя и материальную составляющую, я решила выяснить, как продаются украшения Уоллеса Чана на аукционах. Могу сказать, что цены на его работы постоянно растут. Вот несколько примеров.

Кольцо в виде цветка с ярко-желтым бриллиантом, с розовым бриллиантом и изумрудом в 2010 году было продано на аукционеChristie’s в Гонконге примерно за 73 950 евро, а уже в 2014 году на аукционе Sotheby’s за 95 796 евро.

Кольцо Уоллеса Чана в виде цветка с ярко-желтым бриллиантом (fancy vivid yellow) весом 0,90 карата, окруженным розовыми бриллиантами; с розовым бриллиантом (fancy intense purplish pink diamond) весом 0,60 карата, окруженным изумрудами, и изумрудом весом 0,70 карата, окруженным желтыми бриллиантами

В ноябре 2013 года на аукционе Christie’s колье с бриллиантами, культивированным жемчугом и голубым топазом, внутри которого искусно выгравировано лицо девушки, было продано примерно за 62 530 евро.

Колье Уоллеса Чана с бриллиантами, культивированным жемчугом и голубым топазом

В мае 2016 года на аукционе Christie’s колье из жадеита Eternal Joy («Вечная радость») было продано примерно за 810 353 евро.

Колье Great Wall с императорским жадеитом, представленное на Биеннале-2012, было оценено, а по некоторым данным и продано за 56 миллионов евро.

Колье Уоллеса Чана Great Wall («Великая стена) с императорским жадеитом, представленное на Биеннале-2012
 
Wallace Chan
Аватар пользователя admin

Tatyana Pfaifer

The founder of Jewellery Masterpiece